jun_cat (jun_cat) wrote,
jun_cat
jun_cat

Диляра и Слава

Два образчика современной "сетевой" (с прорывом в бумажную) литературы. Чем-то похожи. Но разные всё же...



Диляра Тасбулатова
Мама, Колян и слово на букву «Б»


Оценка - 4 из 10. Заявлено как подслушанное (это я люблю), но на деле оказалось другое. В большинстве случаев автор нарочно подъ провоцирует собеседников, а потом записывает, что они ответили. Ясно, что на очевидный абсурд и отвечают чем-то подобным. К тому же, чистота эксперимента нарушается тем, что "литературные герои" знают, что они герои. Не понравились мне, короче, ни мама, "косящая под Раневскую" (куда там!), ни Колян-алконавт, даже кот Марсик что-то не очень впечатлил. Искромётного юмора не оценила.

Понравилось только вот это, оно там первое:

[длиннющая цитата]
Чего я боюсь

Боюсь я образованных мужчин.
Образованные мужчины говорят мне обычно:
– Ну ты, конечно, читала письма Хайдеггера?
Я говорю:
– Кому? Коляну?
Образованные мужчины сразу теряют ко мне интерес.

Боюсь я и философов.
Они, как правило, говорят:
– Когда Спиноза…
Я, как правило, в ответ говорю:
– Ты ешь, ешь… А то худой такой…

Боюсь я и докторов наук, и даже кандидатов.
Они обычно говорят:
– Некоторые аспекты…
Боюсь я и профессиональных сатириков.
Они обычно говорят:
– Приехала теща…

Боюсь я и комментаторов на ФБ.
Они обычно говорят:
– А это правда было?
Или передают Коляну приветы.

Боюсь я и телеведущих.
Они обычно говорят:
– Путин же считает…

Боюсь и просто мужчин.
Они обычно говорят:
– Я так одинок…
Боюсь я и реаниматологов.
Они обычно говорят:
– Наш отечественный наркозик если дадим, монстрики будут сниться.
Боюсь я и продавщиц в отделах готового платья.
Они обычно говорят:
– Когда талии нет, ничего не поделаешь.

Боюсь я дежурных по этажу в отелях.
Они обычно говорят:
– Вы на односпальной кровати поместитесь?

Боюсь я и официантов.
Они обычно говорят, внимательно меня оглядев:
– Это блюдо для вас слишком жирное.

Боюсь я и стоматологов.
Они обычно говорят:
– Давайте все вырвем, и всё.
Боюсь я и рентгенологов.
Они обычно говорят, потирая руки:
– Щас как дозу вмажу!

Боюсь я и работников химчистки.
Они обычно говорят:
– У вас, говорят, 90 процентов износа…
А если спросишь, у меня или у моей дубленки, говорят:
– У обоих.

Боюсь я и парикмахеров.
Они обычно говорят:
– В вашем возрасте… Может, не надо… В вашем возрасте…

Врачей тоже боюсь.
На вопрос, буду ли я жить, они, как правило, спрашивают:
– А смысл?

Режиссеров тоже боюсь.
Они все время требуют, чтобы их сравнивали с Феллини или Тарковским.
А если не сравнишь, матом посылают.

Слесарей я тоже боюсь – которые слесарЯ-сантехникА.
Они обычно говорят:
– Кран люфтит под обмоткой, мать твою… Шпендик законтривает, мать твою…
Я из этого всего только два слова понимаю.

Боюсь я и соседей в самолете.
Они обычно говорят:
– Ща как навернется!

Боюсь я и кинокритиков.
Они могут такое задвинуть!
Один говорит:
– «Сталинград», говорит, – хороший фильм.

Боюсь я и фотографов на паспорт.
Они обычно говорят:
– Неча на зеркало пенять.
Боюсь я и однопалатников в больнице.
Они обычно говорят:
– Видали трупы в коридоре? Как раз от нашей болезни померли!
И хохочут.

Боюсь я и элегантных женщин.
Элегантные женщины могут меня спросить:
– Это что, Соня Рикьель?
А я буду тупо моргать глазами и, вывернув шею, смотреть бирку сзади.
Элегантная женщина тогда скажет небрежно:
– Не стоит таких усилий… Я вижу, что это не Рикьель.
И отвернется от меня.
И потом элегантные женщины не любят моего Коляна.
Они говорят:
– Колян и Рикьель не сочетаются.
А я че, спорю?
Конечно, никак не сочетаются.


Я тоже иногда боюсь.

Дело спасают картиночки, их там много. Вот такие.


[ещё 6 таких полосок]














Слава Сэ
Сантехник, его кот, жена и другие подробности


А это чо-то понравилось. 8 из 10 примерно. Искромётненько, имхо.

Если начальство не орёт, добру нипочём не победить.

У женщин фантастическая способность договариваться. Они убеждают и объясняют, не обращаясь к разуму. Они передают суть, не обременяя память деталями.

Коту объяснили газетой по ушам, хомяки нам друзья, а не жиры и витамины. Теперь кот считает, мы дураки ненормальные. Сегодня не жрём хомяков, завтра дружим с пиццей, целуем в нос сардельку и недалёк тот час, мы женимся на бутерброде.

...кулинарные тонкости — отцу на заметку: «Дети любят воблу с чаем, а пиво отвергают».

В моем мироздании люди по-прежнему слеплены из еды и скандалов, мыши родятся из забытых под диваном носков, а плоская Земля плывёт на черепахе. Если в песочнице рыть яму, упрёшься в твёрдое, это панцирь.

Значит дело не в высоких богатых брюнетах. В конце концов, они не виноваты, что такими родились. Это даже ужасно, когда тебя любят за лошадиный рост, синие глаза, дом с бассейном и огромный чёрный джип.
— А как же моя душа? — должно быть тоскуют брюнеты, кусая кулак, целиком состоящий из длинных загорелых пальцев. Потом несутся в какое-нибудь Сан-Тропе и хлещут кальвадос, лишь бы не видеть этих алчных голых сисек. Ничуть им не завидую.

Гитарист был алкоголиком. Басист курил запрещённые растения. Я увлекался грустными женщинами, а это хуже, чем пить и курить. Самой непорочной была вокалистка, единственная в мире латышка-негр Моника. Дочь олимпийского негодяя из Кении. Единственным, невольным её грехом был зад-искуситель. Сильно оттопыренный, в форме сердца, невероятной красоты. Он ломал судьбы и калечил психику. Мало что чёрный, он танцевал отдельно от хозяйки. Из-за него басист не спал ночей, раз в месяц предлагал Монике создать семью, хотя бы на вечер. Моника фыркала, уходила сама и всю красоту уносила с собой.

У меня под домом кулинария. Там продают кишечные инфекции. Постоянным клиентам в подарок язва всего пищеварительного тракта.

Кто выбросит ёлку в январе, тот параноик. И жалкий раб порядка. Решительный хозяин сушит ель до образования хрустящей корочки. Это единственный способ однажды в марте засыпать зелёными иголками коридор, лестницу и ещё в дверных проёмах насыпать холмики.

Выходит солистка Настя. В одном, я бы сказал, трико. Поворачивается спиной и сразу видно, насколько она богиня. Где у людей обычная попа — торчком, карнизиком, бухгалтерская (подушечкой), попа в форме плато, ромбовидная, на бочок, с ладошку, многозначительная, испуганно вздрогнувшая или наглая как колено — попы всякие важны — там у Насти две идеальных полусферы.


Последнее мне особенно понравилось. Стала даже прикидывать у кого из знакомых какие попы. У меня, наверно, торчком. А хотелось бы с ладошку. Не нужно никаких полусфер, по мне так лучше бы её вообще не было. Чтобы спина-спина и сразу ноги.
Нашла журнал автора, записала в друзья. Вдруг ещё что про попы искромётное напишет.
Tags: бредятинка, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments